«Почему вирусы не уничтожат всех». Интервью с инфекционистом

0
11

«Почему вирусы не уничтожат всех». Интервью с инфекционистом

С одной стороны, пандемия, которую мы переживаем, — уникальна. С другой, SARS-CoV-2 — не первый вирус в истории человечества. Как мы справлялись раньше и какой прогноз у текущей ситуации? На вопросы «РБК Стиль» отвечает вирусолог Владимир Никифоров

Из 1500 известных вирусов человечество победило раз и навсегда только оспу. Во всех остальных случаях— даже если речь идет о скосившей в свое временя пол-Европы чуме— вирус появляется снова, и от новых массовых смертей человечество спасает вакцинация и другие профилактические меры.

Пандемия коронавируса актуализировала многие вопросы, которые раньше волновали в основном только специалистов: как возникают новые вирусы, в каких случаях они вызывают эпидемию, какие шаги нужно предпринять, чтобы предотвратить массовые смерти. Мы обсудили эти вопросы и расспросили об особенностях коронавируса инфекциониста Владимира Никифорова, доктора медицинских наук, заведующего кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова.

Что такое эпидемия и пандемия? Какие статистические показатели должно иметь заболевание, чтобы ему можно было присвоить статус эпидемии и пандемии?

Согласно Большой российской энциклопедии, эпидемия— это распространение какой-либо инфекционной болезни, значительно превышающее уровень обычной заболеваемости на данной территории. Пандемия— это эпидемия, характеризующаяся распространением инфекционного заболевания на территории всей страны, сопредельных государств, а иногда и многих стран мира. Слово «пандемия» произошло отгреческого «весь народ».

Иногда медицинские ведомства устанавливают «свой» эпидемический порог для заболевания. То есть мы с вами можем договориться, что заболеваемость до 100 человек на 1000 человек населения— это еще не эпидемия, а 101 на 1000— это уже превышение эпидпорога. Если вчера заболевших было 95 на 1000, то это была просто заболеваемость, а если 101— это уже эпидемия. Поэтому людям не нужно пугаться эпидпорогов, это просто цифровые договоренности.

Можноли сказать, чтокаждый год случается пандемия каких-то заболеваний?

Так можно сказать про грипп. Но нужно учитывать, сколько заболевших приходится на 100 тыс.населения. Еще важна тяжесть заболевания. Выже не будете говорить: «Пандемия заболевания насморком осенью». Пандемия под собой подразумевает, что речь идет все-таки о серьезном заболевании.

«Почему вирусы не уничтожат всех». Интервью с инфекционистом

Почему одни вирусные заболевания распространяются быстро, а другие— нет?

Скорость распространениязависит от механизма заражения и пути передачи инфекции. Например, если инфекция передается воздушно-капельным путем, то это происходит, как правило, быстро. Вспышка кори распространяется очень быстро. Сейчас пандемии кори быть не может, потому что в основном население привито от этого заболевания. Есть такое понятие, как индекс контагиозности: сколько человек в процентах заболеет, получив заражающую дозу. Чем выше этот индекс, тем хуже для нас с вами. Для кори индекс контагиозности равен 95%, то есть из 100 человек, которые получили заражающую дозу, заболеют 95. Грипп и COVID-19 быстро распространяются воздушно-капельным путем. Но, как правило, у основной массы инфекционных болезней этот показатель порядка 50%.

Есть также вирусы, которые передаются фекально-оральным путем, например, энтеровирусные заболевания. Помните, пару лет назад была большая вспышка этого заболевания, его народ назвали вирусом «турецкой ветрянки», а на самом деле это были энтеровирусы. Заражались в основном дети, но распространение этого вируса было довольно медленным, потому что нужно было выпить зараженную вирусом воду.

Также скорость распространения болезни зависит от путей передачи вируса. Например, бешенство передается только при укусе животными, поэтому никаких эпидемий бешенства для человека не может быть.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Что делать, когда все раздражает. Советы психолога

Почему вирусы не уничтожат всех людей на Земле?

Потому что они достаточно «разумны». Это только человек ухитряется уничтожать сам себя, особенно во время войн и революций. Вирусы и бактерии, которые вызывают инфекции— это паразиты. Мы им нужны живыми, потому что убить свою кормовую базу может только идиот. А микромир отнюдь не глуп в этом плане. Ктоже будет пилить сук, на котором сидит? Всем паразитам выгодна средняя тяжесть заболевания. Паразиту не выгодно тяжелое течение заболевания, потому что при нем мы с вами сляжем в постель и распространения инфекции не будет. Оптимальный вариант— средняя тяжесть заболевания, чтобы люди могли ходить на работу и там заражать других. Бактерии и вирусы не убивают человечество, потому что не хотят.

По каким причинам обычно заканчиваются эпидемии?

Основная причина в том, что накапливается коллективный иммунитет. Если переболели больше 60–70% от всего населения, то передача заболевания резко сокращается и эпидемия глохнет. Но где-то возбудитель обязательно оставит себе лазейку. Он может сделать какой-то процент переболевшего населения просто носителями, а у кого-то заболевание перейдет в хроническую форму. Носитель— это тот, у кого нет никаких симптомов (при хронической форме заболевания у человека минимальные симптомы). Другой возможный вариант— если вирус или бактерия перешли к людям от животных, то они могут на какой-то период спрятаться обратно в животных, а затем снова перейти на человека.

До сих пор у нас сохраняется страх перед чумой, хотя она с 1912 года перестала уносить сотни тысяч жизней. Насколько опасны локальные вспышки заболевания разными видами чумы в России и мире в XXI веке?

Последняя самая известная и детально проанализированная эпидемия чумы была в 1911–1912 годах в районе Харбина, так называемаячума в Маньчжурии. Харбин был русским городом на территории Китая, и нашиврачи помогали лечить китайцев.

Это чума пришла из ниоткуда и ушла в никуда. Вспыхнула в 1911 году и в 1912 году затихла, но не полностью. Это пример классического занесения заболевания в человеческое общество из животного мира. Чума— это прежде всегоболезнь грызунов. Болеют в основномсуслики, сурки, песчанки, тушканчики. Сейчас животные продолжают болеть чумой вдоль южной границы России с Монголией, в районе Алтая, Байкала. Природные очаги чумы существуютв районе Северного Кавказа и Астрахани.

Были единичные случаи заболевания чумой среди людей в 1979, 2014 и 2015 годах. Туристыиногда привозят чуму из Монголии.Там может произойти контакт с сурками. Местные монголы их едят. Сурки очень пугливые и на них трудно охотиться, авот больной чумой сурок теряет страх и легко попадается. Когда люди начинают разделывать тушку этого несчастного сурка, происходит заражение чумой. Поэтому в Монголии в 2020 году мы наблюдали локальную вспышку чумы среди тех, кто охотился.

На нашей границе с Монголией практически нет людей, а те, кто там живет, привиты от чумы и предупреждены о чумных животных. По дальневосточным ковыльным степям можно неделю ехать на машине и не встретить ни одного человека. Так что эпидемия чумы России не грозит, нолокальные вспышки по миру могут быть вполне возможны.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Пицца, сгущенка и картофель фри: что на самом деле едят модели

Еще есть один постоянный большой очаг чумы —на Мадагаскаре. Последняя вспышка чумы на Мадагаскаре была в 2017 году, заболело более 1300 человек. Да, еще в Китае все время есть чума, но китайцы очень не любят говорить о своих болезнях, так и с коронавирусомбыло. Они иногда вынужденысообщить, чтов таком-то году около пятислучаев чумы, но я думаю, что на самом деле их намного больше.

Еще один очаг чумы— в Средней Азии. Для нас важен очаг в районе Байконура в Казахстане, и ничего мы с этим сделать не можем, это природный очаг. Вакцинация животных невозможна. Благо, там никто не бродит по пустыне, местные песчанки, основные переносчики чумы в этом месте, несъедобны, никто на них не охотится.

Чума прекрасно лечится антибиотиками, банальным Ципрофлоксацином, этоже не вирусное заболевание. Поэтому весь медицинский мир чумы абсолютно не боится в плане эпидемии. Если попадется больной, это, конечно, всегда плохо, потому что течение болезни тяжелое. Но мы научились ее лечить. И угрозы распространения чумы по миру на сегодняшний день нет. В русском языке слово «чума» уже стало чем-то вроде ругательства: очуметь, чумной, хуже чумы…

С чем связан тот факт, что источником пандемии чаще всего становится Китай?

Там живут полтора миллиардачеловек. Это абсолютно закрытая страна. Глядя на карту, все видят, что Китай большой. Но на самом деле жить там совершенно негде, потому что там то горы, то пустыня. И эти полтора миллиарда людей скучены в общем-то на очень небольших пространствах. И потом, там очень странная культура. В деревенском доме живет большая семья, домашний скот, птицы, домашние животные, собаки, кошки. По телевизору вы видите только «фасад», Пекин, съезд компартии Китая, большая площадь для военных парадов, чисто, красиво. Но основной Китай— это деревни с жуткой скученностью населения. У них проблемы с едой, они едят все, что только можно.

Кроме того, климат: в юго-восточных провинциях жара, влага, идеальная среда для вирусов.

«Почему вирусы не уничтожат всех». Интервью с инфекционистом

Расскажите кратко, как удалось победить современные вирусные эпидемии, которые представляли большую опасность для людей на протяжении последнего столетия (оспа, холера, свиной грипп, SARS-1)?

Прежде всего, вакцинальная работа. Ктобы что ни говорил против вакцинации, инфекция побеждена во многом благодаря противоэпидемическим мерам, в особенности вакцинам. Правда, инфекционных болезней насчитывается около полутора тысяч. Полностью победили мы только одну— натуральную оспу. В 1979 году был зафиксирован последний случай заболевания оспой, с 1980-81 годах мы перестали прививаться от нее. Также удалось резко, хоть и не полностью, снизить заболеваемость полиомиелитом благодаря вакцине нашего советского ученого Чумакова.

К полной ликвидации других «управляемых» инфекций, против которых есть вакцины, мы так и не пришли, мы подходим, но полностью победить их не можем. Вакцинами мы почти искоренили дифтерию, корь, коклюш. Успешно справляется со своей задачей вакцина от гриппа. Да, над ней все издеваются, говоря, что ведь все равно гриппом болеем каждый год. Так это особенность гриппа. Корь сто лет была корью, и корью она будет. Поэтому вакцина от кори не меняется. А у вируса гриппа восемь молекул РНК, из них две специально отвечают за то, чтобы он постоянно менял свою внешнюю оболочку, одежку. Поэтому каждый год мы болеем. Поэтому если не прививаться каждый год, вы будете болеть каждый год, и каждый раз это будет новый грипп. Грипп мы никогда не победим. Единственный способ— перетерпеть раз в год инъекцию вакцины от гриппа.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Лекарства от аллергии: виды, особенности и рекомендации

Была страшная пандемия свиного гриппа в 2009 году. Он пришел из Китая. Прошла очень сильная мутация, вирус получил совершенно новую внешнюю оболочку. До этого мы делали вакцину от гриппа на куриных яйцах: заражаем куриное яйцо, эмбрион жив, и внутри яйца растет вакцинальный штамм вируса. Но в 2009 году свиной грипп был настолько агрессивным, что убивал куриные эмбрионы. Не получалось вырастить нужное количество вируса, чтобы сделать вакцину. Решить проблему удалось с большим трудом. Но этот вирус обладал всеми особенностями нормального природного вируса. В 2009 году он действительно убивал, как на сегодняшний день Ковид. За год он потихоньку ослаб, нормальный природный вирус не хочет убивать, он обязательно будет снижать вирулентность.

По-хорошему, ковид за год должен был вирулентность снизить, но пока этого не происходит. Еслибы он был естественным, онбы постепенно перешел в статус сезонного ОРВИ, а он пока бушует.

Помимо COVID-19, из семейства коронавирусов мы еще слышали об эпидемии SARS и MERS. Насколько опасно семейство коронавируса для человечества?

Это огромное семейство, около пятидесяти разновидностей. Есть опасные коронавирусы для кошек, для собак, в принципе это семейство вирусов животного мира. С 1965 года известно четыре коронавируса, который вызывали ОРВИ у человека, кашель, насморк, снижали иммунитет, но никто даже не думал ни создавать вакцину, ни препараты против этих коронавирусов. Достаточно было техпрепаратов, которые продаются в аптеках.

Вакцину теоретически можно создать против чего угодно. Но не всегда удается. От СПИДа не получается, от гепатита C тоже…. Но смотрите, сколько вакцин сделано за год против ковида.Для этого нужны экономические и чисто клинические показания. Зачем вам вакцина от насморка? Ведь у вас насморк и так через три дня пройдет. Тогда как любая вакцина всегда опасна побочными эффектами. А вирусов сотни. И вообще, очень сложно получить противовирусный препарат прямого действия, чтобы он влиял конкретно на вирус. Когда вы работаете с бактериями, все более или менее просто: у них собственный обмен веществ, и вы можете его нарушить. А у вируса вообще никакого обмена веществ нет, как к нему подступиться? Опасность в том, что вместе с вирусом можно убить клетку, в которой он находится, то есть убить самого больного. Как убить вирус и не убить больного? Приходится идти в обход, блокировать ферменты, которые вирусу нужны, это сложно.

Есть вероятность, что нам всегда придется жить с коронавирусом?

Думаю, он пришел навсегда. Просто он либо деградирует до обычного сезонного гриппа, либо опустится еще ниже— до уровня обычных ОРВИ. Но то, что он никуда не уйдет, это точно, ему у нас явно понравилось.

«Почему вирусы не уничтожат всех». Интервью с инфекционистом

И от него нужно будет прививаться каждый год, как от гриппа?

Не исключаю. Но вообще маловероятно. Он не мутирует с такойже скоростью, как грипп. Впрочем, с этим коронавирусом все прогнозы оказываются ложными. Лучше преодолевать неприятности по мере их поступления.