5 героинь проекта «Химия была, но мы расстались» — о борьбе с раком

0
55
Содержание

5 героинь проекта «Химия была, но мы расстались» — о борьбе с раком

Участницы всероссийского проекта «Химия была, но мы расстались» знают ответы на сложные вопросы, которые жизнь способна задать каждому. Узнать их истории можно на новом сайте myphototherapy.ru

В России проходит кампания «Химия была, но мы расстались» в поддержку женщин с онкологическими заболеваниями. Ее цель— способствовать успешному лечению и реабилитации онкологических пациенток, используя фототерапию как метод психологической помощи. Проект направлен на то, чтобы разрушить стереотипы и страхи, связанные с онкологическим диагнозом, а также сделать общество более толерантным и гуманным к женщинам, проходящим лечение.

«Проект "Химия была, но мы расстались" вносит важный вклад в процесс социализации онкопациента, способствует улучшению психоэмоционального состояния как неотъемлемой части успешного лечения, используя фототерапию как инновационный способ психологической поддержки,— комментирует Андрей Каприн, главный внештатный онколог Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, заслуженный врач РФ, генеральный директор НМИРЦМинздрава России.— Профессиональные фотосессии для онкопациенток— это практическая помощь женщинам восстановить уверенность в себе и настроиться на лечение».

Женщины, победившие рак или проходящие онкологическое лечение, могут поделиться своими историями на сайте«Моя фототерапия».Автором проекта выступила фотограф Ольга Павлова, а режиссер Александр Семин, руководитель социальных проектов Агентствастратегических инициатив, член правления фонда «Вера», снял для кампании вдохновляющий манифест.

Участницы проекта поделились своими историями с нами.

5 героинь проекта «Химия была, но мы расстались» — о борьбе с раком

Наталья Синдеева

Наталья Синдеева, основатель, основной владелец и генеральный директор медиахолдинга «Дождь»

Диагноз: «Рак груди»

У меня не может быть такой болячки

Я отношусь к той категории людей, которые не ходят к врачу только из-за каких-то изменений, а стараются регулярно делать полный чекап. И вот однажды, совершенно случайно, во время занятий танцами у меня начала болеть грудь. Сразу скажу, что у меня не было никакой наследственности по семейной линии, честно говоря, мне казалось, что я скорее смогу столкнуться с инсультом, чем с раком. Во время одного из приемов мой врач увидел что-то неладное и провел биопсию. Пока я три дня ждала результата, я прошла полный путь принятия, от «у меня не может быть такой болячки» до понимания, что на самом делеот нее никто не застрахован, и лучше мне морально быть готовой и к таком диагнозу в том числе. Именно это принятие помогло мне смягчить шок после того, как мне объявили диагноз. Конечно, какбы я ни храбрилась, я все равно пустила слезу и поддалась эмоциям на несколько минут. Но я довольно быстро взяла себя в руки и сказала себе: «Все ок, ты должна с этим справиться».

Вместе с опухолью из меня словно удалили эту неопределенность

Болезнь встряхнула меняв самом лучшем смысле этого слова. В течение двух лет перед постановкой диагноза я испытывала постоянный стресс на работе, буквально теряла почву из-под ног, мои карьерные ориентиры, которые до этого были весьма определенными, в то время как-то расплывались. Самое неприятное— я перестала чувствовать удовольствие от дела, которомупосвятила столько сил и времени. Вместе с опухолью из меня словно удалили эту неопределенность, я обрела новый смысл в работе, перестала боятьсяи снова зажгла внутренний интерес. Кроме того, я полтора месяца во время леченияв Германии жила одна ибуквально знакомилась сама с собой— никогда еще мне не приходилось проводить одной столько времени. И я стала более спокойной, заинтересовалась дыхательными практиками, медитациями.

Я получила огромную волну правильной поддержки, не жалостливой, а подбодряющей

Родные и близкие меня очень поддерживали на этом пути. После того, как рассказала своим друзьям о диагнозе и попросила их рекомендаций по клиникам, меня обеспечили полной информацией в течение буквально суток. Редакции я также объяснила ситуацию, чтобы они понимали, почему я пропала с радаров и получила огромную волну правильной поддержки, не жалостливой, а подбодряющей. Пока я была на лечении, они ждали меня, приготовили мне море приятных сюрпризов, один из которых— новый кабинет.

Но, безусловно, я сталкивалась и со страхом: когда я публично заявила о диагнозе, мне звонили совершенно разные, знакомые и незнакомые люди, которые явно были в ужасе от новостей. Мне пришлось их успокаивать и объяснять, что все не так страшно, как кажется, что рак лечится. Я прекрасно понимаю эту реакцию: раньше, до того, как я начала изучать информацию о лечении, я тоже считала, что онкология— это приговор. Но мир вокруг сильно меняется, что касается и медицины, и уровня информированности. И этот инцидент показал, что над последним предстоит еще немало работы.

Диагноз не означает автоматически, что ваша жизнь кончена

Слово «рак» слишком долго пугает нас. Сталкиваясь с ним, люди теряются, не знают, что делать, опускают руки, отказываются бороться и принимают свою судьбу. Но очень важно знать и помнить, что этот диагноз не означает автоматически, что ваша жизнь кончена. За нее еще можно побороться и уйти в ремиссию. И нам нужно видеть как можно примеров того, что это возможно. Если моя история может стать этим примером— я буду очень этому рада.

Очень важно поставить диагноз как можно раньше

К моему большому сожалению, у нас нет культуры регулярных медицинских обследований. Большое количество моих знакомых смогли справиться с онкологией, но были и те, кто не победили в этой борьбе. И чтобы увеличить свои шансы на победу, очень важно, чтобы диагноз смогли поставить как можно раньше.

Поделитесь этой новостью с людьми, которым вы доверяете

Не держите знание о диагнозе в себе. Это не значит, что о нем нужно рассказывать всему миру, но вы можете поделиться этой новостью с людьми, которым вы доверяете, ведь они, возможно, смогут оказать не только моральную, но информационную поддержку: подсказать, направить, помочь. И когда появляется ясность относительно плана и возможностей лечения, меняется отношение к болезни, ты начинаешь воспринимать ее как проект, главным KPI которого станет успешная и скорая ремиссия.

Постарайтесь помочь делом

Сохраняйте трезвость ума и постарайтесь помочь делом, насколько это возможно: поискать пути лечения, изучить, с каким типом рака столкнулся ваш близкий, помочь ему/ей определиться с планом действий. И еще превентивный совет, который подойдет для всех: приобретите страховку от критических заболеваний, в которую в том числе входит и онкология. Это европейская страховка, но в России ее тоже продают аккредитованные страховые компании.

Если хоть что-то беспокоит— сразуже проверяюсь

Здоровью, конечноже, я раньше уделяла большое внимание, но после онкологии оно стало еще более пристальным: регулярно прохожу чекапы, сдаю анализы и прислушиваюсь к своему состоянию: если хоть что-то беспокоит— сразуже проверяюсь. Поэтому самочувствие у меня сейчас на высоте.

5 героинь проекта «Химия была, но мы расстались» — о борьбе с раком

Снежанна Георгиева

Снежанна Георгиева, совладелица винодельни

Диагноз: «Лейкоз»

Вечером неожиданно и для себя, и для всех близких упала обморок

Дело было в 2014 году, ничто не предвещало беды: все было отлично, и я сама была в прекрасной форме. И вот настал такой день, когда утром я спокойно и уверенно занималась своими делами, а вечером неожиданно и для себя, и для всех близких упала в обморок. В следующие три днятак повторялосьеще пять раз. Стоитли говорить, что этокрайне нетипичная для меня картина, поэтому я сразу обратилась к врачам за помощью. Но они только разводили руками и не могли определить, что со мной происходит. И было решеноотправиться в Мюнхен, где мы всегда проводили всеобщий семейный чекап. Там мне и поставили диагноз— лейкоз.

Я больше переживала за своих родных и близких

Конечно, я не была готова в этому, никто не могбы быть морально готов к раку. Но я больше переживала за своих родных и близких в тот момент. И эти переживания давали мне силы, я знала, что должна бороться не только для себя, но и для них тоже. Не могу сказать, что мое мироощущение полностью перевернулось, но теперь я определенно стараюсь больше и чаще ловить моменты жизни и погружаться в них с головой,ценить свое время.

А потом мы пойдем все вместе на войну

После тогокак врач объявил диагноз, муж сказал, что оставит меня одну на некоторое время поплакать, а потом мы пойдем все вместе на войну. Так и случилось: он вышел из палаты, я поплакала (думаю, что он тоже, но, конечно, не признается), и началась наша общая борьба. Родные и близкие стали моей главной опорой во время лечения. Они всегда старались меня приободрить, развеселить, создавали такую атмосферу и такие условия, чтобы я не обращала внимания на боль и на последствия химии, насколько это возможно. Меня очень мотивировала мысль о том, что я снова смогу сходить с семьей в любимый ресторан, расслабиться с подружками в спа-салоне, гулять по выставкам. Поэтому настрой был только один— победить рак.

У нас все еще недостаточно много и громко говорят о том, что этот диагнозне приговор

Откровенно говоря, я не сталкивалась со стигматизацией больных. Но могу сказать точно, что тема онкологии в обществе — по-прежнему табу, а главное,ее окружает огромное количество мифов и стереотипов. Это, в частности, происходит и потому, что, хотя у нас достаточно организаций вовлечено в борьбу с раком, все еще недостаточно много и громко говорят о том, что этот диагнозне приговор — благодаря последним достижениям медицины, возможностям ранней диагностики и регулярных обследований.

Моя цель— не получение сочувствия и поддержки

Несомненно, тему своего заболевания я не могла поднять очень долго— целых шесть лет после постановки диагноза. Опыт этой болезни был настолько опустошающим, что совсем не хотелось продолжать и самой жить в тени рака, и свою семью продолжать держать в этой атмосфере. Но я наконец набрала достаточно сил для того, чтобы говорить о нем в прошедшем времени и без дрожи в голосе. И моя цель— не получение сочувствия и поддержки, я хотелабы сказать всем, эту болезнь реально побороть. И я чувствую, как важно говорить об этом именно сейчас, когда в эпоху COVID-19 люди по-прежнему сталкиваются с этим диагнозом и с куда большей изоляцией, чем в обычное время, из-за того, что во время небольших перерывов между блоками химии не могут быть там, где нам хотелосьбы, не так часто могут видеть родных. Я хотелабы выразить огромную поддержку больным и уверить их: рак может отступить и он— уязвим.

Перед нами всеми стоит выбор: жить или дать раку победить

Ранняя диагностика— это один из ключей к успешной борьбе с онкологией. Чем легче степень, тем более скорым и эффективным будет лечение. Мне очень повезло, что лейкоз смогли пойматьтак быстро. Безусловно, есть случаи, когда побеждали болезнь и пациенты с третьей, и даже с четвертой стадией. Но это, скорее, счастливые исключения из правил. По сути, перед нами всеми стоит выбор: жить или дать раку победить. И да, этот выбор действительно стоит перед нами всеми, потому что рак может коснуться абсолютно любого.

Позвольте близким и родным помогать вам

Не стройте из себя суперчеловека,проживайте те эмоции, которые вы испытываете. Позвольте близким и родным помогать вам: проходить этот бой гораздо веселее и эффективнее с поддержкой. И постарайтесь избавиться от лишнего негатива в жизни и сфокусироваться на позитивном, к примеру, поищите успешные кейсы по борьбе с раком.

Близкий человек— один из оплотов, тылов для больного

Задача номер один— не драматизировать и не идтина поводу у эмоций. Близкий человек становится оплотом, тыломдля больного, онможет дать один из немаловажных инструментов для борьбы с раком— надежду на лучшее и уверенность в том, что все будет хорошо и сложится наилучшим образом.

Это не мешает мне продолжать наслаждаться жизнью

Я чувствую себя прекрасно, продолжаю заниматься любимым делом, уделять внимание спорту и, главное, своему здоровью. Хотя в ремиссии я нахожусь с 2015 года, внутри меня все еще сидит холодок, опасение, что это может повториться. Но это не мешает и не должно мешать мне продолжать наслаждаться жизнью.

5 героинь проекта «Химия была, но мы расстались» — о борьбе с раком

Юля Шарова

Юля Шарова, актриса

Диагноз: «Рак груди»

Бюстгальтером натерла, рассосется

Года за три до диагноза я нащупала маленький шарик в груди. Но на ежегодном УЗИ все было хорошо, и даже ранняя для моего возраста маммография ничего не показала. Один врач делился предположением, мол, «бюстгальтером натерла, рассосется». Но само не рассасывалось, кроме того, побаливало. Спасибо другому неравнодушному и внимательному врачу в районной поликлинике, которая засомневалась и отправила на биопсию. Потом уже я поняла, какое это невероятное везение— поймать раннюю стадию.

После постановки диагноза, скажу честно, моя жизнь не изменилась. Нет, конечно, сперва тобой рулит страх, он все ускоряет и замедляет одновременно. Один день ты собран, как космонавт, и за раз обходишь все нужныедообследования. Другой— можешь только лежать, тупить, плакать. Наверное, я впервые просто отпустила своего внутреннего контроль-фрика и позволила себе все, вообще все. Могла позволить, потому что рядом была крепкая поддержка любимого мужа. Потому еще, мне кажется, так важно не держать диагноз в секрете: когда ты не будешь понимать, на каком этаже находишься и куда идти дальше, нужен кто-то, кто возьмет за руку и отведет.

Когда накрывает по полной, и без терпеливого, понимающего, безопасного тыла не обойтись

Мне и тут повезло, врать не стану. Близкие и друзья были невероятной, слаженной и самой веселой группой поддержки. Онимой парашют, буквально. Не знаю, как вообще без них приземлиласьбы. Потому что самое стремное— это не узнать про диагноз, и даже не тяжелое лечение, ожиданиерезультатов, долгая и болезненная реабилитация, а тот момент, что наступает примерно через шесть-восемьмесяцев: вот когда накрывает по полной, и без терпеливого, понимающего, безопасного тыла не обойтись. Но незрелые реакции тоже встречались: и непрошеные советы, и чересчур откровенные вопросы, и излишнее внимание к зоне операции. (Смеется.)Будтобы тот факт, что я публично рассказала о своем диагнозе, автоматически стирает понятие личных границ.

Рассказы про рак не провоцируют паранойю и не множат страх

Сперва включилась самозащита. Было тяжело, страшно, ничего неясно, умирать не хотелось, но хотелось в 1001-йраз услышать «все будет хорошо». Потому что важнее всего тогда было оставаться в моменте: не замалчивать и не отрицать, а ясно и остро проживать каждый день, во всех подробностях и, по возможности, с шутками. Потому еще, что я сама когда-то пошла к маммологу и взяла регулярное самообследование за привычку после публикации в глянцевом журнале. Так и мне вдруг стали писать знакомые девушки, спрашивать, куда записаться, что проверить. И нет, рассказы про рак не провоцируют паранойю и не множат страх,но точно повышают здоровую осведомленность и бережное отношение к своему телу.

Сейчас в мире (особенно англоязычном) уже много историй от первого лица: невероятно красивые и смелые женщины всех возрастов идут воткрытую, делятся в блогах и книгах «запретным» и «неприличным», бреют головы, показывают шрамы на второй день после операций и татуировки поверх шрамов через год. Но всегда есть одна-единственная история или даже фраза, которая поможет лично тебе. Моим маяком всю дорогу была любимая комедийная актриса Джулия Луис-Дрейфус.

Пусть любовь и забота к себе перебарывают страхи и мифы

Бояться нормально, я тоже боюсь. Но пусть любовь и забота к себе перебарывают страхи и мифы, ачекапы превращаются в простые галочки в списке дел, входят в ряд здоровых привычек, вроде чистки зубов и овощей и фруктов на тарелке.

Как поддержать саму себя в первые дни, когда получен положительный результат? Одного ответа для всех тут нет. Кому-то здорово помогают равные консультанты— экс-пациенты в ремиссии, которые прошли специальную подготовку с психологами, знают все нужные маршруты, сориентируют точно по твоему диагнозу. Другим— четкий план действий. Третьим— медитации, молитвы. Кому-то помогают и разговоры в очередях, и подробности чужих операций (не мне).

Меня от соблазна свалиться в черную дыру отчаяния и жалости к себе спасало постоянное включение, возвращение себя в настоящий момент. Такое базовое актерское упражнение, если хотите. Сейчас ем омлет— вкусно, тает во рту. Сейчас защипало в носу без причины— плачу. Сейчас больно так, что искры из глаз,— дышу глубоко. Сейчас зашла добрая женщина из буфета, принесла первый завтрак после операции, приговаривает «одно яблочко в день, и ты здоров»— улыбаюсь. В больнице очень помогала любимая музыка.Расхаживатьсяпосле операции по коридорам не так больно, если при этом слегка подтанцовывать под «Tiny Dancer» ЭлтонаДжона или «Billie Jean» МайклаДжексона.

Просто дайте знать, что вы рядом

Важно не забывать про себя и свой сон, беречь силы. Поддерживать разговоры про рак, если хочется поговорить. Не бояться молчания и не забалтывать паузы— они нужны. Не обесценивать опыт больного, не развлекать-отвлекать его специально. Больному на деле не нужно внимание и вопросы «как ты?» 24/7. Если пациент взрослый, он сам в состоянии решить, когда ему нужна помощь и какая. Просто дайте знать, что вы рядом. А на шутки про рак— добрые, злые, разные— ябы вообще рецепты выписывала.

Впервые в жизни купила себе красный купальник

Как я себя чувствую сегодня? Смертной и красивой. (Смеется.) Спасибо Оле и ее фототерапии. Вот, впервые в жизни купила себе красный купальник и уже обновила его на море. Раньше казалось, что красный только для красивых и смелых.

5 героинь проекта «Химия была, но мы расстались» — о борьбе с раком

Александра Гапошкина

Александра Гапошкина, художница

Диагноз: «Лимфома»

Врачи прописывали антибиотики, которые не помогали

Однажды я нащупала у себя за ухом небольшую мягкую, но неприятную шишечку. Решила, что, может, во сне обо что-то ударилась. Но шишка не проходила, и даже начали появляться новые: на ключицах, на шее. Врачи прописывали антибиотики, которые не помогали. И говорили, что все в порядке и все пройдет. Но потом у меня начались боли в животе. Стало понятно, что нужно ехать на консультацию в Москву. Поначалу и там не могли определить диагноз, но в конце концов, через четыре месяца, появилось подозрение на лимфому.

После постановки диагноза я поняла, что нужно меняться

Яиз той категории пациентов, у которых болезнь поменяла сознание. До болезни я тратила очень много сил и нервов на учебу, страдала от синдрома отличницы, была недовольна даже прекрасными результатами и в целом скорее была склонна к пессимистичным взглядам. Но после постановки диагноза я поняла, что нужно меняться. Начала читать вдохновляющие книжки и налаживать душевную гармонию. После лечения я стала более открытой, позитивной, активной, более уверенной в себе, даже несмотря на внешние изменения. Из других событий: ушла из художественного училища, переехала в другой город, рассталась с мужем, стала предпринимателем. Видимо, то, что с нами происходит, действительно происходит не зря. И рак сделал меня лучше.

Мама и бывший муж стали очень мощной поддержкой в период лечения

Мама и мой теперь уже бывший муж, кажется, переживали порой сильнее, чем я. Особенно мне запомнился случай, когда я побрилась налысо и наслаждалась своим новым образом, а муж в тоже время смотрел на меня с грустью в глазах и не понимал, чему я могу радоваться. Нотем не менеемама и бывший муж стали очень мощной поддержкой для меня в период лечения и помогали мне, чем могли, за что я им бесконечно благодарна.

Жизнь точно стоит того, чтобы за нее бороться

Я решила рассказать об этом, потому что я посчитала, что это былобы хорошим уроком для всех пессимистов и недовольных своей жизнью. Вот я была как раз такой. Мне не нравилась ни моя внешность, ни мои успехи, я без остановки ныла и даже думала о смерти. Я позволила психологическим травмам взять верх надо мной. И в конце концов это довело меня до рака. Скорее всего, так совпало, но я часто думаю о том, что сама его спровоцировала, своими неоптимистичными мыслями и взглядами на жизнь. Психологические травмы и проблемы, которые, по сути, есть у многих с детства, возобладали надо мной и довели до рака. И ощущение возможного конца дало мне новый стимул для жизни.

Я хочу, чтобы те люди, которые, как и я, скептически относятся ко всему, понимали, что в конечном итоге мы сами выбираем, какую жизнь мы будем проживать. А в случае рака, будемли проживать ее вообще. И жизнь точно стоит того, чтобы за нее бороться. А один из успешных шагов в этой борьбе, кстати, эторанняя диагностика. Какбы это ни было непросто, заставляйте себя проходить ежегодное обследование. Ведь онкология может коснуться каждого и совсем не всегда это связано с наследственностью.

Проживите свои эмоции: поплачьте, позлитесьи поставьте себе цель

Будьте честны перед собой и перед близкими: если вам плохо, так и говорите, не прикрывайтесь фразой «все хорошо, я справлюсь», когда вы чувствуете, что это не так. Проживите свои эмоции: поплачьте, позлитесьи поставьте себе цель— вот сейчас я выпущу пар, а потом пойду бороться. Не стесняйтесь говорить о своем состоянии, это помогает его проще проживать и переживать.

Создайте такие условия, при которых пациент могбы максимально сфокусироваться на выздоровлении

Помните, что вы всегда можете оказать не только моральную, но и материальную помощь: не с точки зрения даже чисто финансов, а скорее ресурсов— порекомендовать подходящего врача, помочь отвезти анализы в больницу. Создайте такие условия, при которых пациент могбы максимально сфокусироваться на выздоровлении. Но и, конечно, про моральную поддержку также не забывайте, ведь она не менее важна, чем медикаментозное лечение или химиотерапия.

Я радуюсь своей новой жизни

Сейчас я живу в Москве, преподаю и рисую, провожу благотворительные мастер-классы для онкологических выздоравливающих в фонде Unity, продолжаю вести инстаграм. И радуюсь своей новой жизни. В ремиссии я нахожусь с 2018 года. У меня много планов: хочу стать известным художником, принимать участие в выставках, а еще создать арт-терапевтический центр поддержки пациентов с онкологией, потому что меня рисование спасало во время болезни. Из другого— хочу иметь семью и путешествовать, в первую очередь на север, он меня очень манит. Какбы странно это ни звучало, но я немного рада, что со мной случился рак. Он подтолкнул меня к тому, чтобы я выкарабкалась из нелюбви к себе и недовольству жизни.

5 героинь проекта «Химия была, но мы расстались» — о борьбе с раком

Зоя Шлякова

Зоя Шлякова, пенсионерка

Диагноз: «Рак челюсти»

Несколько месяцев не заживала ранка, не помогали ни полоскания, ни мази, ни витамины

Как водится— ничто не предвещало. Зимой 2017 года мне удалили зуб, «восьмерку». Несколько месяцев не заживала ранка, не помогали ни полоскания, ни мази, ни витамины. И тогда мне выдали направление в онкодиспансер. За то время, пока ранка не заживала, я будто мысленно подготовилась к тому, что диагноз итоговый будет не из приятных. Поэтому, когда биопсия подтвердила рак слизистой альвеолярного отростка, я восприняла эту новость спокойно. Врач сказал, что нужна непростая операция: такие проводили в мире только несколько раз. К счастью, она прошла успешно, мне удалили опухоль и фрагмент челюсти, а лоскутом собственной кожи перекрыли рану во рту.

Я взяла собаку из приюта, обзавелась собственной машиной, задумалась о переезде

Самое очевидное, конечно, что изменилась внешность. Но я не стала ощущать себя менее привлекательной или красивой. Ведь красота— она внутри, как мы все знаем. Болезнь подарила мне какую-то новую силу духа. Во мне никогда еще не было столько энергии, столько новых желаний. Я взяла собаку из приюта, обзавелась собственной машиной, задумалась о переезде. Пережитое заставило меня переосмыслить все вокруг.

Дочери и муж по очереди дежурили в больнице

Мои родные оказывали мне невероятную поддержку и обеспечивали полный уход. После операции я не могла ни двигаться, ни привычно питаться. Дочери и муж по очереди дежурили в больнице, перерабатывали всю пищу в пюре, которым кормили меня через носовой зонд, днем и ночью следили, чтобы у меня все было и чтобы я чувствовала себя комфортно, насколько это было возможно. Процесс восстановления занял немало времени, через три недели после операциия по-прежнему не могла говорить, не чувствовала вкус пищи, едва вставала и передвигалась. Но вода камень точит, и постепенно я восстановилась. Не знаю, чтобы я делала без своих помощников, их поддержка в этот сложный период оказалась бесценна.

Сегодня тысячи людей сталкиваются с онкологией

Испытание раком обострило внутри меня желание делать добро и поддерживать нуждающихся. Ведь сегодня тысячи людей сталкиваются с онкологией. И если мой пример могбы им показать, что их ситуация может быть небезысходной,я буду счастлива.

Каждый по-своему справляется с шоковым состоянием

Важно не складывать руки и оставаться сильным, несмотря на столь неожиданную новость. Вспомните поговорку: «Глаза боятся, а руки делают». И поймите, что именно вас пугает. Стоитли этот страх вашей жизни? Каждый по-своему справляется с шоковым состоянием. Кому-то очень важно заручиться поддержкой, кому-то нужно наедине с собой прожить все эмоции и с помощью внутреннего диалога задать нужный настрой на борьбу. Вспомните, что чаще всего успокаивает вас и помогает вернутьравновесие в стрессовых ситуациях.

Обязательно стоит предложить свою помощь в любом вопросе

Разным людям в тяжелые периоды важно слышать разные вещи. Кто-то просит минимизировать в разговорах тему рака и вести беседы на отвлеченные темы, кому-то важно,наоборот, поделиться своим путем и тем, какие чувства они на этом пути испытывают. Определенно могу сказать только то, что обязательно стоит предложить свою помощь в любом вопросе. Знаки внимания и заботы, а также разговоры о заболеваниипоспособствуют возможной ремиссии.

Я продолжаю открывать новые горизонты

Раньше я проживала жизнь более инертно. Сейчас у меня множество увлечений, планов, мечтаний. Грядки я променяла на ландшафтный дизайн, сплетни о звездах— на истории о том, как они вживались в ту или иную роль. У меня два высших образования, внушительный опыт работы, и я думала, что меня уже мало чем можно удивить, но я продолжаю открывать новые горизонты. Уменя достаточно сил для того, чтобы продолжать исследовать эту прекрасную и такую разную жизнь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь