Bellingcat связал сотрудников ФСБ, следивших за Навальным, с отравлением Владимира Кара-Мурзы

0
7

Bellingcat связал сотрудников ФСБ, следивших за Навальным, с отравлением Владимира Кара-Мурзы

Голос Америки / YouTube

 

 
 

 

 
 

Группа расследователей Bellingcat обнаружила, что сотрудники ФСБ, следившие за Алексеем Навальным в день его отравления, также систематически отслеживали перемещения оппозиционера Владимира Кара-Мурзы-младшего и перед первой, и перед второй его госпитализацией.

Оппозиционный политик был предположительно отравлен дважды. В 2015 году Кара-Мурзе внезапно стало плохо во время встречи с коллегами. Врачи поставили диагноз «острая почечная недостаточность на фоне интоксикации». Долгое время оппозиционер находился в состоянии искусственной комы, был подключен к аппаратам искусственного жизнеобеспечения, так как была нарушена работа основных органов — легких, сердца, почек, печени и кишечника.

Причем после отравления события развивались примерно по тому же сценарию, как и в случае с Алексеем Навальным. Главврач Первой градской больницы Алексей Свет заявил, что пациент Кара-Мурза «нетранспортабелен», и поэтому не может быть перемещен на лечение в Германию. Ему удалось убедить даже отца Кара-Мурзы, Владимира-Кара Мурзу-старшего, в том, что во взятых на анализы биологических образцах нет ничего похожего на яд (в первые дни отец журналиста и сам просил не выдвигать криминальных версий). Тем временем в медиа через анонимные источники стали вбрасываться версии о том, что Кара-Мурза якобы переборщил с антидепрессантами.

Тем не менее образцы крови, мочи и волос Кара-Мурзы удалось отправить для токсикологического анализа во французскую лабораторию. Там обнаружили, что концентрация марганца в крови Кара-Мурзы превышена в 100 раз. Содержание цинка, меди, ртути и магния также было значительно выше нормы, в то время как железо было ниже нормы.

Владимир Кара-Мурза уверен в том, что его отравили. Но российская судебно-медицинская экспертиза не смогла подтвердить отравление.

Два года спустя, в феврале 2017 года, Кара-Мурза был госпитализирован в критическом состоянии в московскую больницу с такими же симптомами, как и в первый раз. Кара-Мурза выжил. Как он позже рассказывал, врачи утверждали, что его шансы на выживание были около 5%.

После отравления Алексея Навального Кара-Мурза в интервью рассказал, что симптомы, описанные Навальным, «один в один совпадают с теми симптомами», которые были у него самого при обоих отравлениях.

Расследователи из Bellingcat установили, что сотрудники Института криминалистики ФСБ оказывались в тех же городах, что и Владимир Кара-Мурза, в период и до первой госпитализации, и до второй. Причем первая совместная поездка отравителей с Кара-Мурзой совпала по времени с убийством Бориса Немцова, который был застрелен 27 февраля 2015 года. Борис Немцов и Кара-Мурза были двумя ключевыми фигурами, пролоббировавшими «акт Магнитского», в результате которого под санкциями оказались люди из ближайшего окружения Путина, отмечает The Insider.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Москве бывший следователь прокуратуры, участвовавший вместе с сотрудниками ФСБ в разбое на 136 млн рублей, получил 9 лет колонии

Проанализировав информацию о передвижениях сотрудников ФСБ, авторы расследования пришли к выводу, что спецслужба сопровождала Кара-Мурзу в поездках в семи разных городах. Более того, за два месяца до первого отравления Кара-Мурзы к сотрудникам Института криминалистики присоединился некий Роман Мезенцев.

Bellingcat отмечает, что Мезенцев — самый высокопоставленный сотрудник ФСБ из тех, кто сопровождал политика в поездке. Получив данные о звонках Мезенцева, расследователи выяснили, что он неоднократно разговаривал по телефону с полковников Макшаковым, заместителем начальника НИИ-2. Его имя впервые стало широко известно после публикации расследования об отравлении Алексея Навального. Bellingcat указывает, что Мезенцев и Макшаков общались по телефону в том числе и за несколько дней до отравления Алексея Навального.

Bellingcat проанализировал поездки Владимира Кара-Мурзы за 12 месяцев до его первого отравления в 2015 году и сравнил их с поездками известных сотрудников Института криминалистики ФСБ и сотрудников Второго управления ФСБ (Управление по защите конституционного строя). Выяснилось, что за три месяца до необъяснимой госпитализации Владимира Кара-Мурзу в поездках по России по меньшей мере четыре раза сопровождали предполагаемые сотрудники ФСБ. Это были поездки в Томск, Санкт-Петербург, Калининград и Казань. Причем поездка в Казань состоялась с 22 по 24 мая 2015 года, а Кара-Мурза и его сопровождающие вернулись в Москву менее чем за 48 часов до появления симптомов отравления.

Единственное имя, связывающее все четыре поездки, — это имя Александра Самофала — предполагаемого офицера ФСБ. В базе данных, которую Bellingcat приобрел на российском черном рынке, есть упоминание водительских прав Самофала, выданных в 2006 году. Там его адрес указан как «воинская часть 2567», что соответствует адресу Академии пограничной службы ФСБ в подмосковном Голицыно.

В течение 2015-2016 года Самофал 12 раз сопровождал Кара-Мурзу в его поездках по разным городам России. Несколько раз с ним вместе оказывался предполагаемый сотрудник Института криминалистики ФСБ Константин Кудрявцев (известен по расследованию об отравлении Алексея Навального), а также Роман Мезенцев, старший офицер 2-го управления ФСБ.

По версии Bellingcat, в первый раз Кара-Мурза мог был отравлен в Москве путем подмешивания яда в еду или нанесения яда на какие-то предметы в квартире, где жил оппозиционер. Либо яд был нанесен на одежду Кара-Мурзы в гостинице в Казани, а надел он ее, уже находясь в Москве. В этой поездке Кара-Мурзу преследовали сотрудники ФСБ Александр Самофал и Валерий Сухарев.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Арбитражный суд Москвы проведет проверку из-за скрытого грубого послания в определениях судьи

После первого отравления Кара-Мурза проходил долгую реабилитацию в США. Больше года он не мог полностью оправиться от последствий и ходил с тростью, а также имел постоянные проблемы с периферической нервной системой. В декабре 2015 года Кара-Мурза решил вернуться в Россию, чтобы продолжить свою работу в «Открытой России».

В апреле 2016 года оппозиционер возобновил поездки по городам России. С этого времени Самофал и другие предположительные сотрудники ФСБ снова начали оказываться с ним в одних и тех же городах — в частности, в Казани и Санкт-Петербурге.

Важно отметить, что в этот раз у Bellingcat не было широкого доступа к телефонным базам данных, поэтому расследователи не смогли установить, где именно находились предполагаемые сотрудники ФСБ за несколько часов до отравления Кара-Мурзы в 2015 и 2017 годах.

Кара-Мурзе стало плохо в ночь на 2 февраля 2017 года — накануне он вернулся из поездки в Тверь, а уже утром должен был улетать в США. По словам Владимира, он проснулся в 4 утра в панике. Симптомы, которые он описывает, похожи на те, которые описывал Алексей Навальный.

Врачи, которые пытались помочь Кара-Мурзе, отметили полное совпадение симптомов Владимира в 2017 году с теми, которые наблюдались во время предыдущей госпитализации в 2015-м. Медики быстро поставили ему диагноз «тяжелая интоксикация неизвестным веществом».

После второй госпитализации Кара-Мурзы пришли результаты токсикологического заключения: в отчете говорилось, что установить причину невозможно из-за применения многочисленных препаратов, которые использовались для сохранения и поддержания жизни политика.

Однако жена Кара-Мурзы в этот раз твердо решила выяснить, чем именно мог быть отравлен политик. Она отвезла образцы крови мужа в США, где встретилась с сотрудниками ФБР, которые и пообещали передать их в токсикологическую лабораторию и позже предоставить результаты экспертизы.

Результаты так и не были получены, несмотря на неоднократные просьбы и запросы, которые делали политик и его близкие. После того, как Кара-Мурза подал в суд, ФБР все-таки поделилось результатами, правда, предоставило отредактированный документ, в котором содержались общие выводы. В ФБР полагают, что Кара-Мурза был умышленно отравлен неизвестным биотоксином.

275 страниц документа отсутствовали — для их обнародования необходимо было «проконсультироваться с другими ведомствами». Еще десять страниц документа были скрыты «по соображениям национальной безопасности».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Очередную акцию в поддержку Фургала в Хабаровске пытались заглушить концертом в честь юбилея Бетховена, который родился в декабре (ВИДЕО)

Ни на одной из предоставленных страниц доклада не было сведений от лаборатории Лоуренса — сертифицированной ОЗХО лаборатории, которая, по заверениям самого Кара-Мурзы, также получила образцы его крови.

Также из материалов дела следует, что у следователей ФБР были не только образцы крови Кара-Мурзы после отравления 2017 года, но и образцы его биоматериалов и одежды после отравления 2015 года. Согласно документам, эти образцы были отправлены в лабораторию ФБР в Куантико (Вирджиния), но результаты и этого анализа засекречены.

Причины редактирования документа неизвестны, отмечает Bellingcat. Но расследователи считают, что причина может крыться во внутренней переписке ФБР, часть из которой Кара-Мурза получил официально в ответ на свой запрос. Часть письма, отправленного одним неизвестным сотрудником ФБР другому, раскрывала следующую информацию: в Вашингтон должны приехать некие лица (их имена и должности не назывались), которые хотели бы встретиться с директором ФБР.

По стечению обстоятельств, в тот момент газета The Washington Post написала, что в последнюю неделю января 2018 года в Вашингтон прилетели глава ФСБ Александр Бортников, глава ГРУ Игорь Коробов и глава СВР Сергей Нарышкин. Официальная причина визита — обсуждение вопросов мирового терроризма. Неизвестно, действительно ли существует связь между этим визитом и отказом ФБР публиковать полные данные токсикологической экспертизы.

Как отмечает The Insider, внезапное исчезновение результатов анализов происходило не только в случае с Кара-Мурзой. Похожим образом до этого исчезли результаты анализов болгарского торговца оружием Емельяна Гебрева, отравленного сотрудниками ГРУ в 2015 году. После отравления Гебрев отправил образцы своих биоматериалов в аккредитованную ОЗХО финскую лабораторию VERIFIN, которой удалось определить класс яда — это фосфорорганические вещества, относящиеся к боевым отравляющим веществам, запрещенным ОЗХО и подлежащим уничтожению. После отравления Скрипаля Гебрев решил провести дополнительные анализы, чтобы уточнить, не является ли использованный против него яд «Новичком». Однако финская лаборатория внезапно перестала отвечать и самому Гебреву, и болгарской прокуратуре, хотя и сами образцы, и сырые данные по тестам с ними лаборатория должна была еще хранить на момент обращения.

В ходе расследования Bellingcat Кара-Мурза лично позвонил одному из своих преследователей Роману Мезенцеву, но тот повесил трубку, когда услышал вопрос. Александр Самофал на телефонные звонки не ответил, пишет Русская служба BBC.

Возбуждать дела об отравлениях Владимира Кара-Мурзы Следственный комитет отказался.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь