Эксперты рассказали, что приводит к таким ситуациям, как стрельба в школе Казани

0
26

Эксперты рассказали, что приводит к таким ситуациям, как стрельба в школе Казани

Крымские эксперты обсудили возможные причины такой печальной современной тенденции, как стрельба в школах, объяснили, как выявить странности в поведении ребенка, а также предложили варианты решения данной проблемы.

Говоря о причинах, специалисты отметили, что их великое множество, однако отдельно акцентировали внимание на таких моментах, как воспитание детей и формирование у них системы ценностей. Также имеют место быть изменения в человеческой психике в связи с карантином во время пандемии COVID-19, а также влияние компьютерных игр. Но, как подчеркнула доцент кафедры общей психологии и психофизиологии факультета психологии Таврической академии КФУ им. В.И. Вернадского Ольга Войновская, однозначных причин нет.

Врач-психиатр, нарколог, доцент кафедры психиатрии Медицинской Академии им С. И. Георгиевского КФУ им. Вернадского Андрей Убейконь рассказывает, что обсудил трагедию в Казанской школе с ординаторами, будущими врачами.

«Они заговорили о том, что жестокость была всегда, но именно скулшутинга я не припоминаю. В источниках литературных и на моей памяти такого не было. Жестокость — да, но, чтобы кто-то приходил и стрелял в детей в школе и в учителей — такого не было. Стало быть, это феномены, которые появились не так давно и, видимо, это необходимо как-то исследовать», — сообщил он на конференции в пресс-центре МИА «Россия сегодня».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Россиянки заменят мигрантов на стройках

Специалист также отметил, что в стрелке из Казани отлично угадывается персонаж из «стрелялок» — идет по улице, любуясь собой, в узнаваемой одежде и с ружьем на перевес, кому-то машет. Врача удивило, что это никого из очевидцев это не насторожило и не испугало — виртуальная реальность, которая шагнула в действительность.

Специалисты отметили, что отследить у ребенка момент, когда он начинает сбиваться с пути, очень сложно и, конечно, лучше это доверить специалисту, ведь часто нормальные маркеры поведения могут быть трактованы родителями как ненормальные, и наоборот.

«Здесь важна грамотность родителя. Если ребенок стал чрезмерно раздражительным, чрезмерно холоден, то есть, вчера еще говорил «мамочка», «папочка», а сегодня может как-то избегать этих нежных слов — это может показаться странным, но это не есть странно», — рассказывает Ольга Войновская.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Синоптики предупредили россиян о раннем приходе весны

Она отмечает, что важно понимать, что входит в рамки подросткового периода, а что уже выходит за них. Отличным показателем служат эмоции, ведь если обычный человек в конкретной ситуации плачет, а ребенок – молчит или, наоборот, выражает радость, это, действительно, странно. Или если ситуация простая по эмоциональной напряженности, а ребенок не может совладать с эмоциями. Но, говоря об эмоциях, очень важно помнить, что негативные эмоции нельзя подавлять — их нужно трансформировать на благо ребенку и обществу.

В рамках пресс-конференции также обсудили, какие выводы можно сделать из трагедии в Казани и какие следует принять меры.

«Конечно, нужно что-то менять, нужно в обществе подходить к воспитанию детей и молодежи. Кардинально выравнивать, менять эту систему, трансформировать. Не скажу, что вернуться к старым системам — это невозможно, они уже устарели. Но самое лучшее, что в них было, нужно вынести и трансформировать в современную жизнь. Тогда будут положительные плоды — не только не будет преступлений в школах, а мы получим психически-зрелое общество и счастливых людей», — считает Войновская.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Коронавирус в России: актуальная статистика на 16 октября

«Мы — это то, чем мы заняты. Если мы не заняты, в первую очередь речь идет о наших детях, то там ничего и нет, пустота. Если нет примеров для подражания, если нет этих учителей, за которыми хочется идти, которым хочется следовать, то чему учиться? Тому, как любоваться котиками в Тик-Токе? Ради чего?» — говорит Андрей Убейконь.

Он также подчеркивает, что мир стремительно меняется, и те ориентиры, которые были еще 40-50 лет назад, уже неактуальны, как бы ни хотелось к ним вернуться. Но это вопрос формирования идеологии, который должно решать государство.