Владимирский областной суд отменил оправдательный приговор фельдшеру по делу о смерти заключенного

0
9

Владимирский областной суд отменил оправдательный приговор фельдшеру по делу о смерти заключенного

Владимирский областной суд

 

 
 

 

 
 

Владимирский областной суд отменил оправдательный приговор фельдшеру исправительной колонии N 6 Ивану Семотюку по делу о неоказании медицинской помощи заключенному Гору Овакимяну. Об этом сообщает «ПроВладимир». Информация об отмене приговора есть и на сайте суда.

Адвокат фельдшера Василий Шаронов назвал решение суда «несправедливым» и сказал, что будет добиваться справедливости в Москве.

18 января 2021 года Ковровский городской суд вынес оправдательный приговор фельдшеру после почти двух лет следствия. Материалы дела во время пересмотра в областном суде едва помещались в тележку для супермаркета. «Вот, уважаемый представитель прессы, посмотрите, дело на тележке возят. Исследовано «от и до», − говорил адвокат.

Гор Овакимян, осужденный на восемь лет за покушение на сбыт наркотиков, умер 6 июля 2018 года около 19:15 в туберкулезном отделении, расположенном на улице Полины Осипенко, 49 во Владимире. По официальной версии, причиной смерти стала двухсторонняя пневмония.

СК РФ возбудил дело о неоказании медицинской помощи после того, как родственники Овакимяна обратились к главе управления ведомства по Владимирской области и показали видео из морга, где на теле погибшего заметны множественные гематомы и кровоподтеки. По официальной версии, причиной смерти стала двусторонняя пневмония.

Между тем бывший заключенный ИК-6 Иван Фомин рассказывал «Медиазоне», что под давлением администрации колонии вместе с другими заключенными-«активистами» зверски избил Овакимяна за дисциплинарное нарушение.

За несколько недель до смерти Овакимян пришел на прием к Семотюку, который поставил ему диагноз «трахеит» и назначил лечение. 16 июля осужденный вновь обратился к фельдшерам. «Они раздели его и ахнули: он весь избитый. Написали рапорт, спрашивают [Овакимяна]: «Кто избил?». Он говорит: «Упал с кровати», — рассказывал адвокат Шаронов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Губернатор ЯНАО сообщил, что заразился коронавирусом

Медики попросили у руководства колонии этапировать заключенного в больницу при ИК-3, но этап «очень долго собирали». Овакимян умер через полтора часа после прибытия в больницу.

Последние часы жизни осужденного попали на камеру видеорегистратора. На записи слышно, как один из надзирателей, видя Овакимяна, произносит: «*** [Блин], печеный вообще». Он спрашивает у коллеги, что случилось, и сам отвечает на вопрос: «Он… упал». Другой сотрудник ФСИН соглашается: «Ну, наверное… Откуда я знаю?»

На видео попали и моменты, как Овакимяна водят по врачам,. Слышно, что медсестра ИК-3 грубо обращается с заключенным. Она дает ему какую-то таблетку, но при этом у медиков нет воды, чтобы пациент мог запить лекарство. Медсестра предлагает другим заключенным где-нибудь найти воды. Не дождавшись помощи, Овакимян проглотил таблетку без воды.

Затем ему пытаются сделать снимок легких, но из-за того, что мужчина не в состоянии не дышать некоторое время, снимок не получается пять раз подряд. Во время процедуры заключенный просил воды. «Пожалуйста, я задыхаюсь», — говорил Овакимян.

Затем заключенному стало значительно хуже, он потерял сознание, а потом у него пропал пульс. Врач сделал осужденному массаж сердца. Стоявшие рядом заключенные посоветовали использовать более современные методы, обращаясь то ли к врачу, то ли к сотрудникам ФСИН: «Может электрошокером?»

Врач на какое-то время прекратил реанимационные мероприятия и стал демонстрировать присутствующим снимок легких пациента, утверждая, что у него обширный отек. В двери появился заключенный с дефибриллятором. «Ну что, попробуем?» — обратился он к врачу. «Давай, давай, попробуем, конечно», — ответил эскулап, заняв наблюдательную позицию, пока заключенные «возились» с медицинским прибором и пытались его включить.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Кадыров заявил, что чеченцы хотят попасть под санкции США вместе с ним

Дальнейшие реанимационные мероприятия проводил заключенный. Было видно, что для него это первый опыт. Остальных присутствующих это смешило. «Сам-то что дергаешься?» — сказал кто-то из них, когда после электрического разряда заключенный с дефибриллятором инстинктивно отскочил от кушетки с пациентом.

Родственники Овакимяна считают причиной смерти пытки, а не действия фельдшеров. Они уверены, что руководство колонии пыталось быстрее захоронить тело, чтобы скрыть следы избиений.

О нестыковках в деле о смерти осужденного писала «Новая газета». А консульство Армении потребовало от российской стороны объяснений.

В материалах следствия по делу в отношении фельдшера имеются две экспертизы, проведенные по постановлению следствия. Эксперты в обоих случаях пришли к выводу, что смерть Овакимяна наступила от посттравматического смешанного нефроза (поражения почек), осложнившегося острой почечной недостаточностью, лейкоцитарной пневмонией, острым респираторным дистресс-синдромом (ОРДС), отеком легких.

На заседании в областном суде сторона обвинения причиной смерти называла пневмонию. Адвокат подсудимого говорил о синдроме ОРДС. Ни одна из сторон не озвучивала информацию о травмах, предшествующих госпитализации заключенного. «В смерти Гора Овакимяна виновны патогенные организмы, против которых мы, к сожалению, бессильны», − заявил в прениях адвокат.

Он также уточнил, что в колонии уже несколько лет нет врача, а его обязанности ни на кого не возложены. В исправительном учреждении работают лишь три фельдшера.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Мосгорсуд смягчил наказание двум фигурантам дела "Нового величия"

Гособвинитель говорила, что фельдшер «неправильно оценил тяжесть состояния больного» и не принял меры для его экстренной госпитализации. Медик не вызвал медицинскую бригаду, а также принял решение транспортировать больного не в Ковровскую ЦРБ с отделением реанимации и аппаратом ИВЛ, которая находится в 20 километрах от колонии, а в медчасть владимирской ИК‑3 на расстояние более 60 км от ИК‑6. Причем в ИК-3 нет отделения реанимации. Такое халатное отношение фельдшера «подрывает уважение к медработникам в системе УФСИН и к институту здравоохранения в целом», подчеркнула представитель прокуратуры.

По словам адвоката, о состоянии заключенного 6 июля доложили дежурному, а фактическое решение о транспортировке во Владимир принимали не фельдшеры. Защитник уточнил, что на территории колонии запрещено пользоваться мобильными телефонами и Семотюк не имел возможности самостоятельно вызвать скорую помощь.

Адвокат также привел статистику смертности при синдроме ОРДС: даже при своевременной диагностике летальность при развившемся респираторном дистресс-синдроме доходит до 50%. Кроме того, фельдшер по своему уровню образования не мог и не должен был распознавать этот синдром.

Адвокат подчеркнул, что в медчасти ИК‑6 работали семь человек, имевших полномочия оказывать медицинскую помощь. По его мнению, из Семотюка «хотят сделать стрелочника, который ответит за все».

Защитник Василий Шаронов также заметил, что в деле есть показания медицинских работников и ни один из них не считает фельдшера виновным в смерти Гора Овакимяна. «Последнее слово должно быть не за прокурором, а за медиками», − заключил адвокат.

Для вынесения решения судье потребовалось 29 минут, и его резолютивная часть полностью соответствует позиции обвинения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь